Главная
»
Диалоги с Мирантой
»
Евгения Маринина
»
Поэтические откровения
»
Наталья Николаевич
»
Клуб поэзии "Cвеча"
»
Наталья Некрасова
»
Сергей Коморный
»
О простом и сложном
»
Еще раз про любовь
»
Философия
»
Советы психолога
»
Физиотерапия
»
Mедицина
»
Детские причуды
»
Молодые дарования
»
Сказки для взрослых
»
Фото галерея
Украинская Литература
   Наталия Николаевич
ЭССЕ:
 
  • Поцелуй
  • Комната
  • Как умирают женщины
  • Жена до востребования
  • ...И немного стихов

  • Комната

          Комната… В ней все знакомо, со всем ты сросся. И с ее полумраком, и с ее запахом пыли. Она - твоя оболочка, твое дополнение. Как улитка без своей раковины несчастна и беззащитна, так ты немыслим вне своей комнаты. Раньше, когда ты еще выходил из нее иногда и стоял, беспомощно щурясь на ее пороге, это был как будто не ты, будто в тебе чего-то не доставало, просто ты был вне комнаты. Но это было очень давно, когда ты сам иногда выходил на порог комнаты. О комнаты, которые мы строим себе сами все время, чтобы в них спрятать маленькое свое от большого всехнего. И с каждым разом все крепче стены, все ниже потолки, все туже стянуты шторы мы срастаемся с комнатой своей жизни, своих чувств, своей мечты. Пусть мелких, но своих. Не надо вашего, всехнего, тихо, спокойно, хорошо…
          Но однажды, там, у них, шторм вдруг какой-то разыгрался и хлестал ливень, не больно, а по-весеннему весело, и совсем расшалившись, ветер одним ударом сшиб ставни на твоем окне и умчался дальше, грохоча и ликуя.
          А в комнату ворвался свет умытого солнца, и крики беснующихся от счастья птиц, и запахи мокрых листьев, асфальта и праздника. И сидел ты на своем диване весь ошеломленный, потрясенный обилием ихнего. Господи, ну зачем же так много? Свет резал глаза, глушило уши, а потом ты, сжавшись всем телом, чихнул громко и не по-своему, подняв облачко знакомой пыли, которая заплясала в луче, образованном сбитой ставней.
          И было что-то знакомое во всем этом обилии и напоминало детство своей безудержностью. Но насколько это было давнишнее, забытое, что и вспоминать не хотелось! И ты встал и палочкой наглухо задвинул шторы, а подумав, еще и булавкой их сколол – чтоб вернее.
          И родной полумрак обнял за плечи, заглянул в глаза, успокаивая. И слеза благодарности горячо и тихо сползла, смочив пыльную душу.
    И даже скрежет, висевшей на одной петле ставни, радовал своей нездешностью, ведь это у них, там, за окном…

    © 2000 - 2002. All rights reserved.
    Rambler's Top100 Rambler's Top100
    X