Главная
»
Диалоги с Мирантой
»
Евгения Маринина
»
Поэтические откровения
»
Наталья Николаевич
»
Клуб поэзии "Cвеча"
»
Наталья Некрасова
»
Сергей Коморный
»
О простом и сложном
»
Еще раз про любовь
»
Философия
»
Советы психолога
»
Физиотерапия
»
Mедицина
»
Детские причуды
»
Молодые дарования
»
Сказки для взрослых
»
Фото галерея
Украинская Литература
   Клуб любителей поэзии "Свеча"
     Клуб любителей поэзии "Свеча" открылся в г.Чугуеве Харьковской области в апреле 2000 года при Чугуевской центральной библиотеке. Члены клуба - люди разного возраста, профессий, вероисповеданий. Их объединяет любовь к поэзии, все они наделены поэтическим даром. Руководитель клуба - Чуищева Эльвира Ивановна - директор централизованной библиотечной системы.
     На фото члены клуба Свеча (с лева на право) верхний ряд: Парфенова Елена, Журавлева Евгения, Родионов Владимир, Казаков Анатолий, Негримовская Клавдия, Красношапка Лина, Чугай Василий; средний ряд: Тихомирова Наталия, Луценко Надежда, Чуищева Эльвира (руководитель клуба), Липчанская Любовь, Полюхович Иван; на переднем плане: Орищенко Владимир, Калюжный Владимир, Лаптиенко Юрий.
 

КАТЕРИНА БОЙКО


      Гострими голочками бурульок, сріблястими нитками талої води невидимі служниці -кравчині шили плаття Весні з білих сніжинок останньої хурделиці, з тонких прозорих шовків пелюсток підсніжників. Плаття для першого балу. А потім з'являться на світ нові сукні. Крепдешинова - з фіалок, панбархотова - з тюльпанів. І, напевно, найкраща - з оксамиту жита й пшениці, витканого травневими дощами.

* * *
      Крила малі - не злетіти, крила великі-теж. Серпокриль-ці не можуть злетіти просто з землі: потрібна висота, щоб розпрямити крила. Ранок спекотного липневого дня. Вийшли на свої жнива серпокрильці. Скошують гострими лезами крил небесну синь. Близько полудень, і світлішає небо, наче розкри-ваєься частина вижатого поля.

      Йшов дощ. Перший після "бабиного літа". Здавалося, велетенські золоті рибини пливли у сірому тумані дня, зачіпляючи одна одну. Маленька луска опадала в калюжі звичайнісінькими липовими або ж березовими листочками. А так хотілося повірити у казку, так кортіло потримати у руках хоча б золоту луску.

* * *
      Виніжувалась осінь на чистому, випраному дощами та підкрохмаленому першими приморозками простирадлі неба. Маленькі каштани, що висипались із пелен уночі, були вкриті маленькими крапельками, наче сиротами.


АНАТОЛИИ КАЗАКОВ

Музам
Я вами с детства покорён,
О, Музы вечного искусства!
И щедро вами озарён -
Богат на искренние чувства.

Во мне художник и поэт
Взывают к сердцу потрудиться o
Пейзаж весенний и сонет
Должны с потёмками родиться.

Как сердце рвётся из груди
Когда я смешиваю краски!!!
О, Вдохновение, приди!
Я жажду дружеской подсказки.

Заповедь потомкам
Пишу письмо я правнукам и внукам
Из прошлого в грядущий новый век,
Я вам дарую творческие муки,
Чтоб победил коварство человек.

Я вам Любви страданья завещаю -
Любите ближних, как самих себя.
Своей Любовью путь ваш освящаю...
Пусть вспыхнет на Земле Любви Заря!

Вторая заповедь моя простая -Трудитесь!
И воздается вам вдвойне.
Оденется садами Русь святая,
А ваша радость передастся мне.

Не лгите! Всех прошу, не лгите!
Лишь истина дарует благодать.
И веселитесь. - Весело живите.
И создавайте, чтоб потом отдать.


ПЕТРО КЕРАНЧУК

Моя осінь
Блукає осінь по алеях
Серед сумуючих дерев.
Де слід ще свіжий від лілеї,
Де сніг зів'ялих орхідей.

Там з вітерцю вже зріс вітрище
Й цінує волю від усе.
Мов біс він виє на горищі, ,
А то весь дах вщент рознесе.

Однак не корить осінь сина
В усьому вітру потока,
Бо пізня він її дитина
І його доленька крута!..

Лиш сам намаявшись, склав крила
Й засунув у лузі мертвим сном
І в час отой знов осінь мила,
Красою ніжить і теплом!..

Забуті біль, образа, лихо,..
По ніжнім килиму іду,
А в душу осінь входить тихо,
Слідами дива...
Що в садуі


Слово
Буква до букви - і склалося слово,
Слово до слова - й полинула мова!
Слово влітає у серце людське:
Одне - ніби камінь, а інше - м'яке.

Й те лікарське слово, і те, що уб'є,
Зриваються миттю у русло своє.
То ж хай пам'ятає оце голова,
Коли підбирає в розмові слова.

В піснях колискових споріднена мова,
Вона для майбутнього вірна основа.
Її розуміють дорослі і діти -
Усім рідна мова найкраща у світі!...


ЛИПЧАНСКАЯ ЛЮБОВЬ МИХАЙЛОВНА

Жгу письма старые,
В которых с прошлым связь
Казалось бы давно оборвалась.
И в горстке пепла -
Прахе прежних дней,
Нет ничего ранимей и родней.
Сгорело всё, ушло в небытие.
И прошлое, как будто не моё.
В космическом безмолвии парит,
Сгорели письма, а душа болит...
Посвящается В.Р.Чугаю

Две тысячи первый. Чугуев.
И лето...
В зале читальном собрались поэты.
Любители музы клуба "Свеча",
Радость от встречи, надёжность плеча.

Творческий вечер.
Мирное время.
Только солдаты - особое племя,
Раз о прошедшем в стихах говорят -
Время прошло, когда музы молчат.

Сколько дорог он измерил пешком,
С родным, вдохновившим его вещмешком,
Пел песни в землянке о синем платочке,
И рифмы слагались для будущих строчек.

И память хранит наяву кинолентой,
Девяносто семь целых, ушедших в проценты.
Кому повезло, те вернулись домой.;.
В Чугуев и наш возвратился герой.

В стихах воспевает родимый он край,
Как корень от корня: Чугуев - Чугай !


ЛУЦЕНКО НАДЕЖДА МИХАЙЛОВНА

Наш белый храм стоит века
Над речкой быстротечной,
Над ним гуляют облака
Грядою бесконечной.

Бежит ручей из-под холма,
По камешкам стекает,
Журчит студеная вода,
На солнышке сверкает.

А над ручьём колокола
Звенят, не умолкают.
Парят над миром купола
И к совести взывают.

К ручью нагнусь, воды напьюсь
В сердечном умиленьи,
Святому храму поклонюсь
И попрошу прощенья.

Что редко нищим подавал,
Гордыней упивался,
Заветы Бога забывал,
Страстями увлекался.

Войду я в храм и помолюсь
В глубоком покаяньи,
К святым иконам приложусь
И постою в молчаньи.

Здесь благодать царит, покой
И дух святой витает.
Он очищает мир людской
И души исцеляет.

Журчи, сверкай, живой ручей
У храма под горою,
Омой слезу с моих очей
Прозрачною водою


МЕЛЬНИКОВА РАИСА ПАВЛОВНА

Оттепель в Чугуеве
Загадочной дымки шифон,
Наброшен на город прохладный,
Наш город весь в белом, нарядный,
Но оттепель чувствует он.

Мягчают сугробы, снежинки,
Сосулек заплакали льдинки,
Струится прозрачный шифон,
Окутав покой наш и сон.

Деревья стоят в полудрёме,
А город подобен иконе.

* * *

До чего ж прекрасен ветер!!!
До чего ж прекрасен зной!!!
До чего ж пахуч и светел
Снег, рассыпанный зимой.

Пахнет мятой и мимозой,
Свежим хлебом, бирюзой.
Пахнет снег простым морозом
И сосулькиной слезой.

Я иду. Навстречу ветер.
Снег раскошен и сердит.
Ветер! Ветер! Ветер!!! Ветер!
Сквозь меня, в сугроб летит.


НЕГРИМОВСКАЯ КЛАВДИЯ НИКОЛАЕВНА

Хоть десять жизней проживи
Мне никогда не насмотреться.
На эту ширь, на эту высь,
На этот луг, что рядом с детства.

На эти синие цветы,
На танец мотылька над мятой,
На эту тропку средь травы.
По ней я бегала когда-то.

Я слушаю журчанье пчёл,
Вдыхаю трав медвяный запах.
И хочется весь мир обнять,
И светлыми слезами плакать.

Мой старый друг, цветущийлуг,
Мой врачеватель и ценитель,
Как хочется мне вновь прийти
В твою зелёную обитель.


* * *

Подарили мне котёнка.
Не котёнок, а мечта.
Рыжий, рыжий
Словно пламя.
Поселился в доме праздник,
Не даёт скучать проказник.
Он играет с нами в прятки,
Он кусает нас за пятки.
Превратил в качели штору
И совсем, как скалолаз
На ковёр влезал не раз.
Чуть за окнами светает,
Заберётся он в кровать.
Скучно рыжему плутишке,
Приглашает поиграть.
Всех поднимет спозаранку,
Не спасёшься от него
И Будильником назвали
Мы котёнка своего.


ІВАН ПОЛЮХОВИЧ

Мова

Любіть мову, як основу
Спілкування всіх людей,
Наче пісню колискову,
Що співаєм для дітей

Наша мова калинова
І дзвінка, і голосна,
Мов дівчина чорноброва,
Ніжна, мила, чарівна.

Як мелодії трембіти
Рідні нам звучать слова...
Як її нам не любити,
Коли в ній душа жива!

Коли мова на свободі,
Вона райдужно цвіте,
Тож нехай звучить в народі
ЇЇ слово золоте.

* * *

Поле
Розкинулось поле широке і рідне
До самого неба у синю блакить.
Воно в нас квітуче, зелене і плідне,
А влітку зерно - в колосках золотить.

У кожної долі живе своє поле,
Бо як же без хліба на світі нам жить?
Його не розлюбиш ніколи, ніколи ї будеш,
як матір повіки любить.

Поглянь ти на поле, як сонечко сходить,
Коли дозрівають навколо хліба.
Послухай, як пісеньку жайвір виводить,
І зразу забудеш, що є десь журба.

В нас доля і поле навіки єдині,
Вони ж бо дарують любов і добро.
Хай славиться поле в піснях на Вкраїні,
Як струмінь життя і його джерело!


ВЛАДИМИР РОДИОНОВ


Чугуев юбилейный.

По городу ходит не тень,
А трёх сот шестидесятая дата.
И давайте мы все в этот день
Будем рады тому,
                             чем богаты.
Не хотя бы,
                       а прежде всего,
Подчеркнём,
            что здесь Репин родился,
Рисовалось ему здесь легко,
Чичибабин Борис здесь учился.
Тут немало гремело боёв,
Чтобы день защитить свой погожий,
Чтоб Чугуев на город богов
Был со временем чем-то похожий.
Что бы ни было там,
                             здесь нам жить,
Здесь смеяться '
                             и бить нам тревогу.
И работать,
                             и песню сложить -
Это всё мы умеем,
                               ей Богу!
И водить хоровод у реки
Мы могли бы, как предки
                               ночами,
Дорогие мои земляки,
Благородные чугуевчане!

К звёздам.
Для добрых дел нас создала природа
И наделила мужеством таким,
Что мы ещё успешней год от года
Воюем с притяжением земным.
Живёт в нас неуёмная весёлость.
Мы рвёмся на простор из полутьмы.
И улетая к звёздам в невесомость,
Ещё весомей делаемся мы!

Чарующий закат
Хмельной разлив пурпурного заката
Глотали жадно мы, пьянея от любви
Струился воздух, пахло мятой
И заливались соловьи.

В мотивы звонких соловьиных трелей
Вплетал ты рифм затейливую вязь
Души влюблённой струны пели,
И эта песня вдаль неслась.

Ты обещал в тех пламенных куплетах
Меня украсить в свадебный наряд
Но где ж венец?
Он канул в лету,
Как тот чарующий закат.


ЧУГАИ ВАСИЛИЙ РОМАНОВИЧ


Солдатская лира

Поэты все горят, как порох,
Но пусть простит инон поэт -
Из них никто мне так не дорог,
Как Пушкин, Лермонтов и Фет.

Люблю я вас, мои кумиры,
Звенит, чарует ваша речь,
А из моей солдатской лиры
Волшебных звуков не извлечь.

Она под пулями бывала,
В грязи лежала, и в снегу,
Смертей и горя повидала
Немало на своём веку.

На ней засохла соль от пота,
Она огнём опалена,
Но не издаст фальшивой ноты
Её негромкая струна.

И не нужны мне даже даром,
Покуда струн не смолкнет сталь,
Ни электронная гитара,
Ни благозвучнейший рояль!


ЕВГЕНИИ ШЕРЕМЕТЬЕВ


Титул

Походов блеск, присяге верность,
Регалий боевых не счесть.
Граф Шереметьев, Ваша светлость...
По мне ль оказанная честь?
Судьбы величественный дар -
Наследник царского владенья:
Герб, документы в подтвержденье
И радости не передать.
Коль не насмешка надо мной
То и сказать бы громогласно,
Кто в самом деле я такой,
Чтоб стало всем отныне ясно.
Всему расклад предписан свой,
Всесильна воля провиденья:
Не мною принято решенье
В том, что я графу не чужой.
В истории он на века,
Мой предок. Рад его я славе.
Служа величию державы,
Он выполнял царев указ.
Мне о родстве с ним помечтать
Пришлось в который раз, похоже,
Где я всесильнейший вельможа,
С кем в споры лучше не вступать.
Вхожу я в зал, аристократ,
На мне мундир мой ладно сшитый,
Как будто ждут меня с визитом
Потомки царского двора.
Но вдруг мелькнула мысль: "Постой,
Про мягкий знак забыл ты, видно.
Твоя речь красочна, картинна,
Однако пыл уйми ты свой.
Пусть даже правда будет в ней,
Но ты имей в душе приличье
И покажи себя как личность,
Идя дорогою своей.
Неважно, граф ты или нет,
Но одному лишь сердцу внемля,
Ищи пути свои, где свет
Взойдёт лучом в конце туннеля!"

 
© 2000 - 2002. All rights reserved.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
X